Вещий Олег

Читайте, думайте, действуйте

Плата за внешность

Автор: Вещий Олег - Фев• 05•14

Олег Сукаченко – мужчина-модель. Известная и высокооплачиваемая. Он работал с Giorgio Armani, Hugo Boss, Valentino, Gillette, DuPont. Снимался в клипах ведущих российских эстрадных звезд. Но меньше всего он похож на сладкого гламурного мальчика: джинсы, кроссовки, черная рубашка. Губы и руки немного обветрены. У него хриплый голос. Олег то нецензурно ругается, то цитирует Высоцкого. В общем, нормальный мужик, только красивый.

Олег, расскажите, как провели сегодняшний выходной день: фитнес-клуб, маникюр, шопинг?

– Слушайте, никакого маникюра. Разве что ногти иногда грызу, особенно, когда разволнуюсь. Мужчина должен оставаться мужчиной – и внешне тоже. В фитнес-клубы не хожу. Пустая трата времени. Таскать за деньги штангу не стану по принципиальным соображениям. Мне тяжестей и в жизни хватает. А прелести шопинга мне не понятны в принципе. У меня два требования к одежде: во-первых, никаких дурацких лейблов на видном месте. Второе, чтобы было удобно и практично. Одежда это тряпка, которая прикрывает срам, не более того.

– Как же вы такой застенчивый и равнодушный попали в модельный бизнес?

– Сам не понимаю. Был обычным парнем с окраины Москвы, воровал велосипеды, из класса в класс меня на веревке тащили. После школы поступил на факультет журналистики в столичный университет. Мужчин, которые работают на подиуме, считал гомосексуалистами и альфонсами. Но жизнь сыграла со мной злую шутку: больше десяти лет назад на улице ко мне подошли два молодых человека (впоследствии оказалось, что они известные дизайнеры) и предложили принять участие в рекламной кампании их новой коллекции в качестве модели. Я высказал им все, что думаю по поводу модельного бизнеса и категорически отказался. Но ребята оказались настойчивыми – обратились к ректору университета и попросили принять меры. Тот вызвал меня и по-отечески пожурил: «Что ж ты бегаешь, дурачок? А ну марш сниматься! Тебе за это заплатят». В общем, практически заставил. Это потом я уже вошел во вкус. Относительно легкие деньги, красивые девочки. А что еще надо в 20 лет?

– Насчет гомосексуалистов и альфонсов опасения подтвердились?

– Нет, я познакомился с нормальными ребятами, которые любили женщин и жизнь. Мы подружились и до сих пор общаемся. На моем веку сменилось уже несколько поколений девушек-моделей, и должен сказать, что сейчас манекенщицы совсем другие. Сегодня девушку после показа в крутой машине ждет «папик», а тогда они романы крутили со сверстниками, а не с банковскими счетами.

– Друзья вам, наверное, завидуют?

– Может, и завидуют. Хотя, конечно, зря. Я вот до сих пор не знаю: благо это для меня или проклятье. Работа модели ужасно расхолаживает: зачем учиться, делать карьеру, чего-то добиваться в жизни, если можно сняться в рекламе и получить годовую зарплату врача? Только не надо забывать, что красота – продукт скоропортящийся и если ты сделаешь ставку на свою внешность, то выиграешь в мелочах и проиграешь жизненную эстафету в целом… Помню, была у меня подружка – восхитительная красавица. Так вот, она вышла замуж за богатого человека, бросила ради этого молодого парня, который очень ее любил. Купилась, по сути. А через десять лет осталась без кола и двора, с ребенком на руках. Внешность уже не та, а кроме как вышагивать по подиуму, она ничего и не умеет. Грустно. Знаю парней-моделей, которым по сорок лет, и они ничем, кроме модельного бизнеса, не занимаются. По-моему, это несчастные люди. Все они слишком уверовали в собственную неотразимость и в конечном счете проиграли. Может быть, потому что видели жизнь только с одной стороны – глянцевой. Глянец не так примитивен, как принято считать, но нужно думать: чем стоит жертвовать ради этой профессии, а чем нет.

– А вам приходилось жертвовать? Скажем, эскортом занимались?

– Эскортом в смысле сопровождением? Кого? Куда?

– Например, женщин в свет. Многие модельные агентства предоставляют такую услугу.

– Женщину я могу сопроводить только в постель, да и то, если она мне понравится. Понимаете, я точно знал, что если откажусь от сомнительных предложений не в меру похотливых заказчиц, то без куска хлеба на улице не останусь. Прогибаться мне, слава богу, не приходилось. Но то, что у моделей такая репутация, во многом виноваты и сами манекены. Есть гаврики, которые готовы идти на все, чтобы сделать себе имя… Честно говоря, когда я знакомлюсь с новыми людьми, то скрываю, что модель. А самая лучшая работа для меня выглядит так: отсняли, отслюнявили мне деньги, а потом ничего не вышло. Ведь если клип или ролик выходит, начинают на улицах пальцем показывать…

– Что, лучи славы не согревают?

– Не смешите! Меня не интересуют бренды и прочая ерунда. На переговорах я задаю работодателю только один вопрос: «Сколько?» Если цена устраивает, буду рекламировать даже валенки. Но лучше всего оплачивается реклама парфюма и сигарет. Вот жду, когда мне стукнет 35 лет, чтобы разорить какую-нибудь табачную компанию.

Страницы: 1 2

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *