Вещий Олег

Читайте, думайте, действуйте

Ржавый Булат

Автор: Вещий Олег - Июн• 19•19

В свое время жил (и в общем то не тужил) в России такой знаменитый и талантливый бард, как Булат Шалвович Окуджава. Все мы его помним по совершенно замечательным песням, которым и сами готовы с удовольствием подпевать: «Возьмемся за руки, друзья», «Бери шинель, пошли домой», «Надежды маленький оркестрик», «Ваше благородие, госпожа удача», «Нам нужна одна победа»… Казалось бы, человек, написавший такие шедевры, должен был остаться в памяти народной, как образец нравственной чистоты и беззаветного служения своей Родине. Но для тех, кто хорошо знаком с некоторыми деталями биографии певца, имя Окуджавы сделалось синонимом лицемерного приспособленца и убежденного русофоба. Почему?..

Прежде чем ответить на этот вопрос, перенесемся для начала в черный для России 1917 год – время, когда решалась судьба великой Империи. Дядя будущего барда — Владимир Окуджава, террорист-анархист, промышлявший политическими убийствами, притащился вместе с Лениным в Россию в печально известном пломбированном вагоне (с помощью которого немцы, как бациллу чумы, забросили большевиков для разлагающей антигосударственной деятельности в погибающую страну)…

После того, как шпион Ленин со своими подельниками захватил власть в России и принялся направо и налево раздавать ее территории (Польшу, Финляндию, а затем, по «брестскому договору» и Украину) отец Окуджавы – видный грузинский коммунист, тут же заявил, что Грузия отныне существует только для грузин, русские на ее территорию больше не допускаются, а грузинки, вышедшие замуж за людей других национальностей, лишаются грузинского гражданства… Подобные полуфашистские выверты местечковых князьков широко поддерживались троцкистами, главной политической идеей которых была всепожирающая русофобия…

Не мудрено, что за такие крамольные вещи в годы сталинских репрессий отец Булата был арестован и впоследствии репрессирован. Но это случилось чуть позже. А пока сын высокопоставленного грузинского революционера, первого секретаря горкома партии, еще даже не помышлявший о сочинении песен, увлеченно играется с отцовским оружием. Забавы эти закончились чрезвычайно трагически. В один из дней Булат случайно (мне очень хочется в это верить) нажимает на курок и стреляет в грудь своего товарища – тот просто каким то чудом не погибает, а удрученного этим кровавым инцидентом Окуджаву срочно отправляют подлечить нервы в Грузию… Как мы видим, безнаказанность и вседозволенность партийной номенклатуры зародилась отнюдь не в «застойные времена»…

С началом войны у нашего героя появляется уже законное право стрелять во врагов своего Отечества и все биографы Булата Окуджавы как сговорившись указывают на то, что знаменитый бард являлся доблестным фронтовиком и даже проливал кровь на позиции. Интересно, что сам Булат Шалвович не очень охотно вспоминал о войне и только однажды его, что называется, прорвало. Воспоминания эти настолько обескураживающие, что я не могу отказать себя в удовольствии привести их здесь полностью:

«Сначала меня определили в запасной полк — там мариновали. Но запасной полк это просто лагерь. Кормили бурдой какой-то, заставляли работать. Жутко было. Потом посадили в эшелон. И повезли. Слух пошел, что под Новороссийск везут. По пути шел грабеж полей. К тому же поезду выходили крестьяне. Со жратвой. Все меняли. Мы им американские ботинки рыжие, они взамен тоже ботинки, но разбитые. И еще в придачу кусок хлеба и сала кусок. Поэтому мы приехали к месту назначения грязные, рваные, похожие на обезьян, спившиеся. И командиры и солдаты…

Нас велели отправить в Батуми, в какую-то воинскую часть — приводить в чувство. Там казарма. На полу солома, прямо на соломе мы спали, ничего не делали. Я запомнил только, что нас повели на экскурсию, почему-то дачу Берия смотреть. Роскошный белый дом на холме. Разрешили через окна посмотреть убранство — столовая громадная, барская. А товарищи мои были в прошлом профессиональные жулики. Они там побегали по даче, разнюхали. Мы пришли, легли спать. Ночью я проснулся — их нет. К утру в казарму пришли какие-то люди и ребят арестовали. Выяснилось, что ночью они все столовое серебро — в скатерть и унесли. Ночью же отнесли в скупку. Мы обсуждаем, что им грозит — расстрел? А их выпустили. Все равно на фронт. Они пришли, смеются…

Страницы: 1 2 3

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *